Пистолет-пулемёт Дегтярёва

Оружие: 
Пистолет-пулемёт Дегтярёва
Страна: 
Разработан, год: 
1934 (обр. 1934 г.) 1938/39 (обр. 1934/38 гг.) 1940 (обр. 1940 г.)
Масса, кг: 
3,63 (без магазина) 5,45 (снаряженный)
Длина, мм: 
788
Принципы работы: 
свободный затвор
Калибр, мм: 
7,62
Патрон: 
7,62×25 мм ТТ
Прицельная дальность, м: 
500
Вид боепитания: 
коробчатый магазин на 25 патронов барабанный магазин на 73 патрона, позднее на 71 патрон
Прицел: 
прицельная планка с хомутиком и мушкой
Скорострельность, выстрелов/мин: 
800

Пистолет-пулемет Дегтярев - Общая информация

7,62-мм пистолеты-пулемёты образцов 1934, 1934/38 и 1940 годов системы Дегтярёва — различные модификации пистолета-пулемёта, разработанного советским оружейником Василием Дегтярёвым в начале 1930-х годов. Первый пистолет-пулемёт, принятый на вооружение Красной Армии.ППД

Пистолет-пулемёт Дегтярёва был достаточно типичным представителем первого поколения этого вида оружия. Использовался в Финской кампании 1939-40 годов, а также на начальном этапе Великой Отечественной войны.

История

Первые работы по созданию пистолетов-пулемётов начались в СССР ещё в середине 1920-х годов. 27 октября 1925 года Комиссией по вооружению Красной армии была предусмотрена желательность вооружения подобным типом оружия младшего и среднего командного состава. 28 декабря 1926 года Артиллерийский комитет Артиллерийского управления РККА утвердил технические условия изготовления первых пистолетов-пулеметов.

После ряда неудачных опытов с использованием патрона от «Нагана», 7 июля 1928 года Артиллерийский комитет предложил принять для пистолетов и пистолетов-пулеметов патрон 7,63×25 мм Маузер, использовавшийся в популярном в СССР пистолете Маузер К-96. В пользу выбора этого патрона, помимо его высоких боевых качеств, говорило то, что производство 7,62-мм стволов как пистолетов, так и пистолетов-пулемётов можно было осуществлять на одном и том же технологическом оборудовании, причём унификация по каналу ствола с винтовкой Мосина позволяла использовать имевшееся оборудование и даже бракованные заготовки винтовочных «трёхлинейных» стволов. Кроме того, бутылочная форма гильзы повышала надёжность подачи из магазина.

В конце 1929 года Реввоенсоветом было постановлено, что пистолет-пулемёт, оцененный им как «мощное автоматическое оружие ближнего боя», будет в ближайшем будущем введён в систему вооружения РККА. Основным оружием советской пехоты, по решению Реввоенсовета, Пистолет-пулемет Дектяревадолжна была стать современная самозарядная винтовка, а вспомогательным наряду с ней — пистолет-пулемёт. В том же 1929 году появился опытный пистолет-пулемёт Дегтярёва под 7,63-мм патрон. По устройству он в значительной степени напоминал разработанный Дегтяревым ручной пулемёт, в частности, имел схожий по конструкции (с учётом использования для работы автоматики различных принципов — газового двигателя у ДП и отдачи затвора у опытного пистолета-пулемёта) затвор с расходящимися боевыми упорами и расположенный сверху плашмя дисковый магазин.

В июне-июле 1930 года комиссия во главе с начдивом
 В. Ф. Грушецким проводила на Научно-испытательном оружейном полигоне испытания самозарядных пистолетов и опытных пистолетов-пулеметов под новые патроны (так называемый «Конкурс 1930 года»). Результаты этих испытаний оказались в целом неудовлетворительными, так что на вооружение ни один из представленных на него образцов принят не был. Тем не менее, его проведение помогло окончательно определиться с требованиям к новому виду оружия.

В 1931 году появился следующий вариант пистолета-пулемёта Дегтярёва, тоже с полусвободным затвором, но иного типа, в нём замедление отхода затвора назад достигалось не перераспределением энергии между двумя его частями, а за счёт повышенного трения, возникающего между взводной рукоятью затвора и скосом в передней части выреза под неё в ствольной коробке, в который рукоять попадала после прихода затвора в крайне переднее положение, при этом сам затвор поворачивался вправо на небольшой угол. Этот образец имел ствольную коробку круглого сечения, более технологичную, и почти полностью закрытый деревянными накладками (вместо кожуха) ствол.

Наконец, в 1932 году появился ещё более упрощённый вариант, на этот раз получивший свободный затвор. В 1932—1933 годах, были разработаны и прошли полигонные испытания в общей сложности 14 образцов 7,62-мм пистолетов-пулеметов, в том числе — переделанные пистолеты-пулемёты Токарева, Дегтярёва и Коровина, а также вновь разработанные Прилуцкого и Колесникова. Наиболее удачными были признаны системы Дегтярева и Токарева, но ППД оказался немного технологичнее и имел выгодный для этого вида оружия сравнительно невысокий темп стрельбы.

После доработки, в которой помимо Дегтярёва участвовали конструкторы Г. Ф. Кубынов, П. Е. Иванов и Г. Г. Марков, 23 января 1935 года он был утверждён ГАУ как образец для изготовления опытной партии (30 экземпляров), а 9 июля — принят на вооружение РККА под наименованием «7,62-мм пистолет-пулемёт образца 1934 года системы Дегтярёва (ППД)». В том же году началось производство на Ковровском заводе № 2 (имени К. О. Киркижа).

Большинством военных специалистов того времени, как в СССР, так и за рубежом, пистолет-пулемёт рассматривался как «полицейское», а при использовании армией — сугубо вспомогательное оружие. В соответствие с этими представлениями, а также ввиду достаточно низкой технологичности и неотработанности самого образца в массовом производстве, изначально он выпускался небольшими сериями и поступал преимущественно на вооружение командного состава РККА как замена револьверам и самозарядным пистолетам (рядовой же состав примерно в тоже самое время начали перевооружать другим видом автоматического оружия, — автоматическими и самозарядными винтовками). В 1934 году Ковровский завод № 2 изготовил 44 экземляра ППД, в 1935-м — всего 23, в 1936-м — 911, в 1937-м — 1 291, в 1938-м — 1 115, в 1939-м — 1 700, в общей сложности — чуть более 5 000 экземпляров.

Как видно из масштабов выпуска, пистолет-пулемёт Дегтярёва в первые годы своего выпуска всё ещё был по сути опытным образцом, на котором отрабатывались методики производства и применения нового оружия войсками. В 1935-37 годах ППД проходил расширенные войсковые испытания, выявившие ряд недостатков, и по их итогам в 1938-39 годах оружие было модернизировано: ложу в месте крепления магазина усилили за счет введения приваренной к планке с его защёлкой металлической направляющей горловины (или «направляющей обоймы»), в результате чего увеличилась надёжность его примыкания, сами магазины стали взаимозаменяемы у различных экземпляров оружия, было усилено крепление прицела. В таком виде оружие получило обозначение «пистолет-пулемёт образца 1934/38 гг. системы Дегтярёва». Также его иногда обозначали как «2-й образец», а обр. 1934 года — «1-й образец».

Одновременно Артиллерийский комитет, опираясь на опыт конфликтов тех лет, таких, как Чакская война и Гражданская война в Испании, показывавших повышение роли пистолетов-пулемётов в современных боевых действиях, и анализ результатов войсковых испытаний, указал, что:

…необходимо ввести его [пистолет-пулемёт] на вооружение отдельных категорий бойцов РККА, пограничной охраны НКВД, пулеметных и орудийных расчетов, некоторых специалистов, авиадесантов, водителей машин и т. д.

Между тем, при попытках наращивания производства ППД проявилось то, что он был достаточно сложен конструктивно и технологически, весьма дорог в производстве, что препятствовало налаживанию его массового выпуска. В отчёте о производстве автоматического стрелкового оружия на предприятиях Наркомата вооружения за 1939 год утверждалось, что изготовление ППД следует вообще:

прекратить вплоть до устранения отмеченных недостатков и упрощения конструкции

При этом всё-таки предполагалось:

…разработку нового типа автоматического оружия под пистолетный патрон продолжить для возможной замены устаревшей конструкции ППД.

То есть, никакого отказа от пистолета-пулемёта как типа оружия, как это представляется в некоторых источниках, не намечалось, напротив — предполагалась разработка его более совершенного и пригодного для массового производства образца, которым предполагалось вооружить большое число военнослужащих.

По приказу Артуправления от 10 февраля 1939 года, ППД был убран из производственной программы 1939 года, заказы заводам на его производство — аннулированы, а имевшиеся в РККА экземпляры сосредоточили на складах для лучшей сохранности на случай военного конфликта, — причём находящиеся на хранении пистолеты-пулемёты предписывалось «обеспечить соответствующим количеством боеприпасов» и «хранить в порядке» (там же). Некоторое количество ППД было использовано для вооружения пограничных и конвойных войск, иногда даже встречаются сообщения, что для этих целей сохранялось незначительное их производство. Некоторые авторы (А. В. Исаев) также увязывают снятие ППД с производства с развёртыванием выпуска другого вида автоматического оружия — самозарядной винтовки Токарева СВТ:

26 февраля 1939 г. была принята на вооружение Красной Армии под названием 7,62-мм самозарядная винтовка системы Токарева обр. 1938 г. («СВТ-38»). Что характерно, именно в феврале 1939 г. было прекращено производство «ППД». Пожалуй, между этими двумя событиями — принятием на вооружение новой самозарядной винтовки и снятием с производства пистолета-пулемета — прослеживается вполне очевидная связь. Причем связь не только тактическая, но и экономическая. Цена «СВТ» массовой серии была 880 рублей — намного меньше, чем пистолета-пулемета Дегтярева.

Между тем намеченные планы по созданию более совершенной замены ППД скорректировала начавшаяся через девять месяцев после изъятия пистолетов-пулемётов из строевых частей Зимняя война с Финляндией. Финны имели на вооружении в сравнительно малых количествах  (не более нескольких процентов от общего количества стрелкового оружия) удачный пистолет-пулемёт Suomi системы А. Лахти, который, однако, весьма умело использовали, что в условиях тяжёлых боёв на Линии Маннергейма произвело большое впечатление на рядовой и командный состав РККА. Из участвующих в боевых действиях армейских частей стали приходить требования оснастить пистолетами-пулеметами «хотя бы одно отделение на роту».

Реальные массовость и эффективность применения финнами пистолетов-пулемётов в той войне до сих пор являются дискуссионными темами среди военных историков и публицистов; между тем, невозможно игнорировать тот факт, что именно в ходе войны с Финляндией в СССР было налажено массовое производство этого вида оружия и активизированы работы над созданием новых его образцов.

Сохранявшиеся на складах и имевшиеся у пограничников ППД были срочно переброшены частям, сражавшимся в Финляндии (в дополнение к и без этого имевшемуся в большом количестве автоматическому оружию иных типов), а в конце декабря 1939-го — через месяц после начала войны — по указанию Главного военного совета производство ППД было развёрнуто вновь, и 6 января 1940 года постановлением Комитета обороны усовершенствованный ППД вновь был принят на вооружение РККА.

С 22 января 1940 года все цехи и отделы, занятые производством ППД, перевели на трёхсменную работу. Между тем, как и отмечалось в процитированных выше довоенных отчетах, ППД ввиду особенностей технологического характера оказался малопригоден для выпуска крупными сериями, к тому же производство его обходилось весьма недёшево: один ППД предвоенный и военного года выпускаППД с комплектом ЗИП обходился в 900 рублей в ценах 1939 года — при том, что ручной пулемет ДП с ЗИП обходился в 1 150 рублей. Поэтому в процессе развёртывания массового выпуска в его конструкцию были внесены изменения, направленные на технологическое упрощение, удешевление и ускорение производства. Обозначение «обр. 1934/38 гг.» при этом было сохранено, но по сути это было уже совершенно иное оружие, с основательно переработанной конструкцией и весьма отличавшимся от раннего варианта «34/38» внешним видом.

В частности, изменилась форма вентиляционных отверстий в кожухе ствола (15 длинных вместо 55 коротких), появились неподвижно закреплённый в чашечке затвора боёк вместо отдельного ударника на оси, ствольная коробка из трубчатой заготовки вместо фрезерованной (объединённой в одну деталь с колодой прицела) у ранних моделей, упрощённый выбрасыватель с пластинчатой пружиной, упрощённая ложа, упрощённая, составленная из штампованных деталей, спусковая скоба вместо фрезерованной из цельной заготовки, упрощённый предохранитель, и так далее. Правда, практика показала, что упрощённый вариант затвора с неподвижным бойком ненадёжен и допускает задержки при стрельбе, и с 1 апреля 1940 года в производство был возвращён вариант с прежним отдельным ударником.

Кроме того, наряду с 25-патронным секторным магазином был введён дисковый магазин на 73 патрона, очень похожий по конструкции на таковой к финскому «Суоми» конструкции Коскинена. Сообщается, что И. А. Комарицкий, Е. В. Чернко, В. И. Шелков и В. А. Дегтярев сконструировали барабанный магазин практически за неделю.

У него, однако, имелось одно важное отличие от финского прототипа. Советский ПП имел полноценную длинную деревянную ложу, внутри которой располагалась приёмная горловина магазина — в отличие от «Суоми», у которого короткая ложа доходила лишь до магазина, что позволяло вставлять его барабан непосредственно в разъём затворной коробки, без длинной горловины. В результате для ППД пришлось разработать оригинальный магазин, у которого нижняя часть была выполнена барабанной, а в верхней имелся отросток, на манер короткого коробчатого магазина, для возможности примыкания в рассчитанную на коробчатый магазин горловину. Для подачи из магазина последних 6 патронов в отросток служил специальный гибкий толкатель. Конструкция оказалась не вполне надёжна и иногда допускала заклинивание при подаче патронов, которое устранялось лишь при снятом с оружия магазине, тем не менее в условиях военных действий даже в таком виде модернизированное оружие было принято на вооружение в качестве временной меры. Более ёмкий магазин позволял использовать оружие в общевойсковом бою для отражения атаки противника на ближней дистанции, создавая на ней высокую плотность огня.

Совершенствование конструкции оружия продолжалось. 15 февраля 1940 года Дегтярев представил модернизированный образец ППД, разработанный с участием конструкторов Ковровского завода С. Н. Калыгина, П. Е. Иванова, Н. Н. Лопуховского, Е. К. Александровича и В. А. Введенского. Он имел разрезную ложу из двух частей, расположенных до и после магазина и снабжённых предназначенными для его установки металлическими направляющими упорами, что позволило применить «нормальный» барабанный магазин, без отростка для установки в горловину. Ёмкость магазина без отростка сократилась до 71 патрона, но надёжность подачи существенно возросла. При этом использование в оружии секторных «рожков» от ПП обр. 1934 года стало невозможным — возврат к этому типу магазина произошёл намного позже, уже во время Великой Отечественной войны, по опыту эксплуатации в войсках ППШ, который показывал избыточность ёмкости барабанного магазина и его чрезмерную массу. Кроме того, часть выпуска имела кольцевой намушник для предохранения мушки.

Этот вариант был утверждён в производстве 21 февраля 1940 года Комитетом обороны при СНК и принят на вооружение как «пистолет-пулемёт образца 1940 года системы Дегтярёва». Его выпуск начался в марте того же года.

Всего за 1940 год было выпущено 81 118 ППД, что сделало его модификацию 1940 года наиболее массовой. Армия получила значительные количества этого вида оружия. На совещании высшего комсостава РККА в декабре 1940-го генерал-лейтенант В. Н. Курдюмов, описывая вероятный случай военных действий с Германией, давал следующий расчет на наступательный бой советского стрелкового корпуса на оборону германской пехотной дивизии:

Наш наступающий корпус будет иметь в первом атакующем эшелоне 72 взвода, 2 880 штыков, 288 ручных пулеметов, 576 ППД… В среднем на 1 км фронта будет атакующих 2 888 человек против 78 человек обороны, пулеметов и пистолетов-пулеметов — 100 против 26…

ППД применялся в начале Второй мировой войны, но уже в конце 1941 года его сменил более совершенный, надёжный и куда более технологичный в производстве пистолет-пулемёт Шпагина, разработка которого была начата параллельно с развёртыванием массового выпуска ППД, в 1940 году. ППШ был изначально рассчитан на возможность производства на любом промышленном предприятии, имеющем маломощное прессовое оборудование, что оказалось весьма кстати в годы Великой Отечественной войны.

Между тем, производство ППД в начальный период войны временно восстановили в Ленинграде на Сестрорецком инструментальном заводе имени С. П. Воскова и, с декабря 1941, заводе им. А. А. Кулакова. Кроме того, на Ковровском заводе в опытном цехе из имевшихся деталей вручную собрали ещё около 5 000 ППД. Всего в 1941—1942 годах в Ленинграде изготовили 42 870 ППД — так называемый «блокадный выпуск», «блокадники», они шли на вооружение войск Ленинградского и Карельского фронтов. Многие ППД ленинградского производства имели вместо секторного прицела упрощенный откидной, упрощённой формы предохранитель и ряд других незначительных отличий.

Впоследствии на тех же производственных мощностях велось производство более совершенного и технологичного Пистолета-пулемёта Судаева.